Террористическое нападение на экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, которое произошло в британском Солсбери, породило мощную волну антироссийских мер, введенных странами Запада.

В ответ Кремль снова запустил отработанную машину лжи: в Европе и Америке один за одним выступают разнообразные "эксперты", которые бросают одну за другой разнообразные, вполне абсурдные версии случившегося – с общим посылом: "это не россияне".


Читайте также: Причастность России к отравлению Скрипаля: Британия в ООН выдвинула ряд аргументов


Подобное поведение стало за последние годы характерным для Кремля: каждый раз, когда против него выдвигают очередное обвинение, он порождает и размножает варианты версий – не для того даже, чтобы отвлечь внимание мира на одну из хотя бы минимум правдоподобных, а только для того, чтобы похоронить правду в информационном "белом шуме".


Так было с газовыми атаками в Сирии (в частности, с последней из них, которая произошла в пасхальное воскресенье в сирийской Думе) – российские представители забросали мир вариантами обвинений: от "не было никакого газа" до "виноваты американцы, европейцы, израильтяне, украинцы, ИГИЛ, сами сирийские повстанцы". Так было со сбитым в небе над Украиной малазийским Boeing: свидетельства "испанского диспетчера "Борисполя", рассказы о пятикилометровом украинском истребителе, поддельные спутниковые снимки, полная чушь об "уже мертвых пассажирах"... Все это было направлено на одно: чтобы российские представители в конце концов могли сказать – мол, видите, как много разнообразных вариантов. К сожалению, истину мы никогда не узнаем, так что не надо расследовать, просто смиритесь...


Заболтать и забыть


Впрочем, в "деле Скрипаля" Кремль и его пропагандистская машина сделали немного иначе. Обусловлено это было быстрой и жесткой реакцией Запада, которой не было заметно в других случаях (кроме, вероятно, лишь в случае с Boeing). Теперь все рассказы об "украинском, чешском или американском" происхождении того нервно-паралитического газа "Новичок", которым атаковали Сергея Скрипаля с дочерью (а также с десятками близлежащих британцев), о "провокации американских спецслужб" и о том, что газа "Новичок" вообще не существует в природе, направлены на иное – а именно, на попытку отрицать саму возможность обвинить Россию. Мол, "предстоит применять принцип презумпции невиновности" и считать Москву ни в чем не виновной, пока идет следствие. А выводы этого следствия можно и не признать. Российские представители потребовали допуск их к расследованию – получив от британцев насмешливый ответ о том, что "это все равно, если бы Скотленд-Ярд привлек к следствию профессора Мориарти".


Тем не менее, в европейских странах достаточно "экспертов", которые требуют применения этой самой презумпции невиновности. Один немецкий бауэр из бывшей ДДР даже демонстративно поднял над своим домом российский флаг, за что сподобился на интервью на телеканале Russia Today, в котором заявил, что "не снимет флаг, пока Россию не оправдают и санкции не снимут". Чего же они хотят?


Представьте себе, что британское правительство вдруг ввело в Соединенном Королевстве такую мерзкую, драконовскую норму: человек, который до суда считается невиновным, все равно попадает за решетку. И называется это лживым эвфемизмом "предварительное заключение"... Ой, извините... Совсем забыл – это же нормальная практика в любой демократической стране, более того – предварительное заключение известно с античных времен, а цивилизованную форму оно приобрело где-то так в XIX веке. Сегодня правила предварительного заключения урегулированы отдельным соглашением ООН. То есть – норма вполне демократична. Но факт остается фактом: любой человек может быть взят под стражу еще до того, как его обвинит суд – то есть, формально оставаясь невиновным. Для этого достаточно обоснованного подозрения, а целью такого ареста является облегчение проведения следствия. Чтобы подозреваемый своими действиями ему не помешал, а если действительно виноват – не убежал.


"А где доказательства, что ваши доказательства – это доказательства?"


Впрочем, кремлевские фокусники теперь "вынимают из цилиндра" презумпцию невиновности для всего государства российского, которое является подозреваемым в попытке убить Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Мол, нельзя, невозможно просто так взять и обвинить путинский режим, выбросить дипломатов (точнее, шпионов под видом дипломатов) и, возможно, еще и ввести санкции. Нет-нет-нет, сначала нужно полностью расследовать все дело, отбросить все заброшенные Россией же многочисленные версии того, что произошло – версии абсурдны, но требуют, по мнению российских представителей, к себе пристального внимания следователей. Теоретически, их можно придумывать, как говорится, аж до бабьей свадьбы. И только после суда, который в этом случае никогда не состоится, можно обвинить Россию... которая эти обвинения просто отбросит и подкинет еще десяток новых версий. Вот, мол – демократично. Вы же там цивилизованные господа, вы же должны выполнять правила, не так ли, джентльмены? Это мы – медведи косолапые, что с нас возьмешь? А вам – нельзя. У вас там что, лихие девяностые что ли?


В этой логике, правда, есть некоторые пробелы: например, простой факт, что политика и право – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Государство – это не персона, следовательно – его вообще невозможно привлечь к суду, как персону или группу персон.


Политика пытается решать проблемы, создавая правовое поле. Юстиция же применяет правовые установления, которые создает политика. При необходимости, она может подвергнуть проверке действующие правовые нормы – для этого в демократических странах действуют конституционные суды. Если эти нормы не соответствуют основательным – их можно изменить, создавая новые правовые рамки.


Общественное право – это право всеобщее, действительное именно для подобных проблематичных ситуаций; закон, направленный против одного-единственного человека или группы, в правовом государстве не может существовать. С другой же стороны – юстиция имеет право на основании законодательства наказывать только отдельных лиц или группы, а не целое общество. Действительно, юстиция должна в каждом отдельном случае придерживаться принципа презумпции невиновности – но это правило не касается ни политики, ни прессы, ни общественности, которые имеют право требовать применения превентивных мер еще до того, как будет завершено следствие. Уже для того хотя бы, чтобы предотвратить возможное повторение тех или иных преступлений. Именно поэтому, в частности, на британских аэродромах сейчас ввели пограничную проверку частных самолетов российских олигархов, а их пассажиры были вынуждены подвергнуться стандартному обыску так же, как и "мужики", которые летают рейсовыми самолетами... Их, олигархов, это, кстати, ужасно возмутило...


Теракт с историей


Именно о подобных превентивных мерах Соединенного Королевства и его союзников против Россий сейчас и идет речь. За прошедшие годы в одной только Великобритании при невыясненных обстоятельствах погибли по крайней мере 14 человек – в основном, граждан Российской Федерации. Это дает вполне серьезные основания предположить, что их убили российские спецслужбы; британскому правительству все эти случаи были явно слишком неудобными и поэтому они "заметались под ковер", получая определения вроде "самоубийства" или "несчастного случая". Теперь же, похоже, у британских лидеров лопнуло терпение – особенно потому, что совсем обнаглевшие российские "суперагенты" не побрезговали вместе с "целью" отравить еще и рядовых, ничем не заметных, но крайне важных для любого политика подданных Ее Величества: полицейских, медиков, случайных прохожих – иначе говоря, избирателей. И теперь, после покушения на Сергея Скрипаля, все эти забытые преступления снова были извлечены на свет Божий.


Через восемь дней после покушения на Скрипаля, в Лондоне погиб российский олигарх Николай Глушков – и странная вещь: Скотленд-Ярд уже не провозглашает ни самоубийство, ни несчастный случай. Следствие ведется с подозрения на убийство.


Напомним, что еще в феврале 2006 года Госдума РФ приняла закон "О противодействии терроризму", согласно которому российский президент единоличным решением имеет право отдать приказ на уничтожение "экстремистов" за пределами России. А "экстремистами" он может взывать кого угодно: оппозиционеров, бывших шпионов-перебегов, лидеров других государств, да хотя бы прохожего на улице, который ему стал не уместен во время официального визита, почему бы и нет?


В ноябре того же 2006 года немецкий журналист Флориан Хассель писал в своей статье "Традиция убийств перебегов" для газеты Kölner Stadnanzeiger о том, что, по данным британских спецслужб, киллеры ФСБ уже успели совершить подобное убийство в Эстонии.


Кроме того, в деле Литвиненко есть указания на участие ФСБ в этом организованном российским государством убийстве,
– писал он 12 лет назад.


Оба убийцы Литвиненко, которые официально разыскиваются в Британии, Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, сегодня строят из себя "экспертов" на российском телевидении и рассказывают о "презумпции невиновности" в отношении покушения на Сергея и Юлию Скрипалей. Луговой к тому же – депутат Госдумы РФ от праворадикальной партии Жириновского, которая нагло называет себя "либерально-демократической", да еще и кавалер ордена "За заслуги", который получил лично от Путина.


То есть, подозреваемые в убийстве персонажи не предстают перед судом, получают награды – как в случае с убийством Литвиненко. А что с российским государством? Его как, можно отдать под суд?


Для государств-убийц нет суда, только для отдельных личностей. Нюрнбергский трибунал, который расследовал дела военных преступников-нацистов, судил отдельных людей и отдельные организации. Международный трибунал в Гааге обвинял глав государств, как персон. Да и то – в обоих случаях суд мог быть совершен только над теми, кто оказывался в его руках, в камерах. Не над теми, кто сбежал, совершил самоубийство или, как Путин – остался в своем уютном кресле.


Камера для государства?


Вот так же и Россию, как государство, ни один суд в мире не может ни обвинить, ни отправить под стражу, чтобы можно было без помех проводить следствие. Поэтому презумпция невиновности этого государства может быть использована только в том случае, если оно само согласится на своеобразную "камеру предварительного следствия", само предстанет перед судом – чего оно, конечно, не сделает ни в коем случае.

Западу известно о российских государственных убийцах за рубежом, об их методах и об их жертвах – уже 12 лет подряд. Но до сих пор он, по тем или другим причинам, об этом говорить не хотел и даже покрывал эти убийства. Теперь ситуация меняется, но сейчас нет возможности доставить в суд ни убийц, как отдельных лиц, ни российское государство, как заказчика убийств. Поэтому хочешь не хочешь, а приходится применять другие меры, политические – чтобы заставить Россию отказаться от практики убийств. Не уболтать, не уговорить, а заставить. Чтобы Кремль научился бояться подобных действий.

Подписывайтесь на канал свежих новостей DATA.ua в telegram, а так же на официальные страницы в facebook и twitter, чтобы быть первым в курсе событий.