Эксклюзив
«Я успокоился и решил, что коррупции на железной дороге больше нет» - Омелян об «Укрзализныце»
Прочтение займет 15 минут

На фоне успехов в авиационной сфере, о которых шла речь в первой части интервью, ситуация в «Укрзализныце»  выглядит не так хорошо. Бизнес жалуется на рост тарифов и низкую операционную эффективность компании. Железнодорожники из-за низкой зарплаты вынуждены уезжать за границу. Больше половины тендеров через систему Prozzorro проходят с нарушениями.

О том, как создать конкурентный рынок на железной дороге, высоких заработных платах топ-менеджмента УЗ и вероятности во второй раз возглавить Министерство инфраструктуры рассказал в интервью DATA.UA Владимир Омелян.  

В последнее время Вы все меньше акцентируете внимание на  коррупционных схемах на железной дороге. Это потому что их стало меньше или есть другие причины?

Я всегда считал, что на железной дороге высокий уровень коррупции до момента выступления господина Сытника, который сказал, что уровень коррупции существенно снизился благодаря сотрудничеству руководства УЗ с НАБУ. После этого я успокоился и решил, что коррупции на железной дороге больше нет. Учитывая, что авторитетный орган, который борется с коррупцией, это официально заявил. В этой истории я пока поставил точку.

Тем не менее, согласно данным общественных организаций 60% тендеров, которые проводит компания через систему Prozzorro, проходят с нарушениями.

Я видел развернутый анализ организации «Залізниця без корупції»  касательно того, кто является основными поставщиками товаров компании. Я очень сильно удивился, но еще раз прочитал заявление Сытника и снова успокоился.

Я как министр сделал все, что можно. И выхожу из того, что каждый должен делать свою работу. Если у нас есть органы, которые борются с коррупцией, получают хорошую заработную плату и являются независимыми, то они должны доказывать свою эффективность.

Я должен проводить соответствующую железнодорожную политику и реформировать отрасль. Этим и занимаюсь.  В этом году на железной дороге впервые будет запущена частная тяга. Мы это начнем даже без принятия закона.

Создадим конкурентный рынок.  Будет такая же ситуация, как с авиацией. Можно было 10 лет бороться с одной авиакомпанией, а можно просто создать честный, конкурентный рынок. После этого поле для коррупции исчезнет, нет  смысла вкладывать деньги, когда можно пойти к другому оператору и получить тот же сервис за более низкую цену.

 

Фото – Александр Вельможко

Считаете ли Вы Евгения Кравцова хорошим менеджером и отрабатывает ли он сегодня свою высокую заработную плату?

По высоким  заработным платам есть дискуссия в правительстве. Я сторонник того, что заработные платы должны быть рыночными и, если мы хотим нанять качественного менеджера, который бы честно работал, он должен получать высокую заработную плату. В случае с Кравцовым я рад, что  его назначили полноценным руководителем.

При этом, полноценный руководитель - это не только красивая должность, но и ответственность.  Кравцов должен дать результат, по которому люди будут судить, был он эффективным менеджером или нет.

Люди массово увольняются из «Укрзализныци» из-за низкой заработной платы. Как остановить отток кадров?  

Очень серьезный отток кадров был в 2017 году, немного стабилизировалась ситуация в 2018 году и мы видим, что этот тренд возобновился опять в этом году. Очень жаль, когда опытные машинисты, работники «Укрзализныци» едут в Польшу и там трудятся за большие деньги, но на низкоквалифицированных работах.

Мы четко понимаем, что без повышения заработных плат, мы не можем их удержать. Надеюсь, что мы сможем за 2-3 года стабилизировать ситуацию.

Если смотреть глобально, то нет трагедии в том, что люди уезжают - это проходила каждая европейская нация:  немцы, чехи, поляки. Это сейчас проходят Балтийские страны.

Мы должны понимать, что все равно люди будут уезжать, мир свободен, мы не можем их удержать, забирать паспорта и говорить, что вы должны работать здесь. Задача правительства – обеспечить такие условия, чтобы каждый мог полностью себя реализовать дома

При этом заработная плата топ-менеджмента  «Укрзализныци» сегодня в 10 раз больше, чем у  рядового сотрудника. Почему так происходит?

Возможно я открою тайну, но разница между моим окладом и окладом главы «Укрзализныци» больше чем в 10 раз.  Даже спикер УЗ получает больше, чем вся моя пресс-служба и я вместе с ней.

Я выхожу из очень простой парадигмы, что люди будут готовы понять высокую заработную плату своего руководителя, если увидят нулевую коррупцию, 100-процентную эффективность и развитие предприятия, на котором они работают.   

Поменять ситуацию можно?

Мы смогли сделать это в «Укрпочте», «Администрации морских портов». Я на 200% уверен, что ни Смелянский, ни Райвис не являются участниками коррупционных схем, которые были до них. Я думаю, Кравцов тоже старается, чтобы также было в его предприятии.

То есть в Кравцове Вы тоже уверены?  

Ему сложно, но он старается.

 

«Укрзализныця» презентовала новую Стратегию развития на 2019-2023. Двумя годами ранние глава УЗ на Кабмине представил Стратегию развития на 2017-2021 года. Зачем УЗ новая стратегия, если руководство компании еще не отчиталось за выполнение предыдущей?

На самом деле, ситуация серьезно поменялась, не только с точки зрения грузопотока. Я напомню, что по состоянию на 2017 год у нас железной дорогой перевозилось больше 80% грузов, сейчас - около 70%.  Идет спад и он ощутимый. Причем общий грузопоток по стране растет. Поменялась сама форма управления компании: если раньше органом управления было только Министерство инфраструктуры, то сейчас мы имеем и Наблюдательный совет, и усиление роли Кабинета министров, сам премьер-министр принимает активное участие в ее развитии. Безусловно, это требует переосмысления роли компании и определения ее приоритетов.

Документ сейчас дорабатывается. Мы надеемся в ближайшее время увидеть финальный документ, где четко будут определены приоритеты по обновлению инфраструктуры и инвестиции в тягу.  Сейчас есть стратегическое партнёрство с General Electric, точно такое же должно быть по электровозам и пассажирским поездам. Остро стоит вопрос транзита. Сейчас это в стратегии отсутствует.

Ситуация поменялась, она стала хуже и нам уже нужно реагировать на эту ситуацию. Приоритеты, которые были в 2017 году, когда «чуть-чуть на все» не срабатывают. Железная дорога уже съела себя и она не имеет ресурсов. Нужно  определить ключевые направления и туда вкладывать максимальное количество инвестиций.

За выполнение прошлого документа Кравцов должен отчитаться?

Он отчитается.

В прошлом году был запущен аэроэкспресс в «Борисполь». И тоже не обошлось без коррупционных схем и скандалов - начиная от подрядчиков по строительству и заканчивая созданием отдельного сайта для продажи билетов онлайн. Какая Ваша оценка ситуации?

Это был имиджевый проект, он был быстрый, дешевый, поэтому его сделали, если бы это был проект по теневому заработку денег, то он бы повторил судьбу «Воздушного экспресса».

Касательно аэроэкспресса, почему его не было раньше? Все понимали его необходимость, сейчас им пользуется много людей. Кравцов его сделал, он молодец.

Украли ли там деньги? Лучше спросите у НАБУ.   

Реально ли сегодня делать крупные госпроекты без коррупционных составляющих?   

В принципе можно. Есть два разных подхода по управлению государственной собственностью и государственными проектами. Один предусматривает полную приватизацию и все отдать на аутсорсинг.  Второй – это эффективные управленцы, что я поддерживаю. Если смотреть на ситуацию комплексно, государственные проекты, строительные компании, транспорт – это все стоит дешевле, чем нанимать частные компании, но в Украине это не работает. Поэтому - только приватизация и острая конкуренция при равных и простых правилах, установленных государством.

 

Фото – Александр Вельможко

В этом году «Укрзализныця», согласно финансовому плану компании, планирует повышать тарифы на грузовые перевозки. Как вы оцениваете этот шаг? 

Я вижу реальное финансовое положение компании и понимаю, что это очередное повышение опять необходимо. С другой стороны, УЗ  необходимо четко отчитаться, куда идут деньги. Мы понимаем, что необходимо повышать заработную плату. Это съест часть тарифа, но мы должны видеть инвестиции в основные фонды. Иначе мы потеряем компанию как таковую. Она просто исчезнет. Посмотрим, как будет в этом году. В прошлом  при плане в 30 млрд. мы вложили 16 млрд. Тоже много, но в 2 раза меньше, чем хотели. Но и это рекорд для Украины. А в это время правительство Польши вкладывает в железную дорогу 15 млрд евро, Немецкая железная дорога – 20 млрд евро, Китай – 200 млрд долларов.

Рост тарифа приведет к тому, что бизнес будет искать альтернативу железной дороге?

Цена на сталь и на зерно на мировых биржах стабильна с тенденцией к росту, когда бизнес рассказывает, что все очень тяжело. Я думаю, что это повышение тарифа абсолютно не страшное при условии качественного предоставления таких услуг.  

Мы видим, что первые торги в системе Prozzorro существенно повышают стоимость вагона. Если мы уберем коррупционную составляющую, которая сейчас платится и введем ее просто в белый тариф, бизнес тоже будет платить.  По факту это будет та же сумма, но она будет белой. Насколько УЗ к этому готово - это большой вопрос.

Основная проблема для бизнеса – снижение  оборота вагона.

Да. Во многих случаях он больше в два раз от норматива. Вместо 6 дней  - приблизительно 12. Я всячески отговариваю УЗ от покупки вагонов, если нет тяги, они превращаются в склады на колесах. Убивается вся логика транспортировки.  

 

В этом году пройдут парламентские выборы. Хотели бы вы возглавить Министерство инфраструктуры во второй раз?

Я не жалею о том новом опыте, который я получил. Считаю, что ценой своих нервов я дал много преимуществ украинцам, которых у них не было: дешевые авиаперевозки, новые дороги. Я горжусь тем, что в команде Гройсмана смог создать условия, когда строятся тысячи километров дорог, которые нормально стоят и переживают зимы.

Хотел бы я дальше быть министром? И да, и нет, если честно. С одной стороны, есть много интересных проектов, с другой  - я абсолютно не вижу свою семью.

В случае, если этого не произойдет, чем планируете заняться?

У меня есть проект моей жизни - Hyperloop. Поиграю с детьми, почитаю книжку.

Когда меня назначили,  возможно, была потребность во мне. Как будет в этот раз, я не знаю. Точно не хочу быть центром хитрой политической конструкции и балансировать. Хочется работать нормально.

Хотя нужно отдать должное Порошенко, Яценюку и Гройсману, что они смогли удержать такое правительство долгое время. Политическая стабильность была крайне важной для государства, хоть были не единожды попытки разрушить проект Европейской Украины.

70%  успеха случившихся реформ – было достаточно времени их подготовить, продавить и внедрить. Когда правительство меняется каждый год, даже благие намерения остаются просто воздушными замками. Для изменений нужно время.    

4155