Топ-тема
Опросы Опрос

Согласны ли вы с утверждением Юлии Тимошенко, что Владимир Гройсман это "громкая пупырышка"?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Больше

«Маска Путина»: систему в РФ можно уничтожить Майданом

2 февраля 2017
Без рубрики
2017-02-02

О побеге в Украину и возвращении в Москву, неудачной попытке пройти отбор в силы АТО и том, почему выходит на акции в маске Владимира Путина — об этом и многом другом читайте в интервью «Обозревателя» с российским активистом Романом Рословцевым.

— Летом вы попросили убежища в Украине, говорили о том, что хотите служить в Нацгвардии и даже служить в АТО. Но вскоре вернулись в Москву. Почему передумали?

— Вы знаете, я пробовал попасть в вашу армию…В Украине меня в первую очередь, спросили,был ли я в российской армии. Я ответил, что не служил из-за проблем со здоровьем — у меня глазное заболевание астигматизм. На меня посмотрели и сказали, что, скорее всего, в Украине мне тоже служить будет нельзя.

Правда, после этого мне предложили стать волонтером. Я сказал, что подумаю, но вскоре понял, что это не мое, и все-таки уехал. В мои планы не входило быть просто волонтером, я хотел участвовать непосредственно в боевых действиях.

— После этого вы не считаете, что в Украине отнеслись к вам недружелюбно? Вообще отношение к нашей стране как-то поменялось?

— Нет, отношение не изменилось. Я до сих пор считаю, что в Украине произошла справедливая революция. Жаль, что она так и не была завершена. Но в этом виноваты не вы, а Россия, которая начала свою вооруженную интервенцию. После этого в вашей стране поднялась патриотическая волна, а такие волны всегда сливают революцию. И вся эта бюрократия – результат ее незавершенности.

Рословцев на Майдане (слева). Источник: Facebook Романа Рословцева

Но все равно есть положительные тенденции: свобод в Украине гораздо больше, чем в России, то есть, нет ограничения в какой-то митинговой деятельности. Когда я был у вас, то наткнулся на антипорошенковский митинг – против войны. Там было примерно человек 30, что для Москвы очень много. Я подошел к ним и поинтересовался, получали ли они разрешение на это мероприятие. После чего люди очень удивились и сказали, что сами решили собраться и провести такое собрание, не дожидаясь разрешений.

Я был просто поражен таким уровнем свобод, потому что в России нужно все согласовывать, подавать кучу заявок, чтобы организовать мероприятие человек на 30. А здесь свободные люди могут провести свободное мероприятие, не согласовывая с властями. Больше того, я удивился, что полицейские их охраняют, а не препятствуют! Для меня это было приятным шоком.

— Справедливости ради скажу, что в Украине тоже существует определенная бюрократическая процедура на случай проведения акций, с которой я и сам когда-то сталкивался. Но разница в отношении полиции, конечно, есть.

— Да, это просто небо и земля.

— Вы выходите на протесты в маске Путина. Что, в принципе, довольно необычно. Как в голову пришла такая идея?

Я считаю, что для привлечения внимания людей, акции должны быть какими-то необычными. Мне пришла идея маски. Я стал думать над тем, какой она будет. И так пришел к мысли о том, что можно попробовать маску Путина, потому что он вызывает у нашего населения очень сильные эмоции – от крайне отрицательных до жутко положительных. То есть в любом случае, человек в маске Путина не остался бы незамеченным.

Роман Рословцев во время акции протеста. Источник: Сноб

— Когда надеваешь чью-то маску, то как будто бы принимаешь личину этого человека. Никогда не чувствовали себя Путиным?

Вы знаете, нет, для меня это был способ проявления внимания, некий элемент шоу. Мне уже задавали этот вопрос, более того, мои оппоненты говорили, что, надевая маску, я через какое-то время стану сторонником Путина. Но вскоре меня начали прессовать за мои акции и суммарно я провел уже где-то 70 дней в спец.приемнике. После такого сложно стать путинистом (со смехом).

Но ведь бытует мнение, что он – просто часть системы, вершина айсберга. Вы противостоите системе или конкретно российскому президенту?

Я тоже, как и часть людей, мнение которых вы озвучили, считаю, что Путин – это только видимая часть системы. Поэтому я противостою именно ей. Необходимо проводить, на мой взгляд, конституционную реформу, чтобы Россию превратить из президентской республики в парламентскую. А вообще я бы хотел, чтобы моя страна стала конфедерацией.

— Возможно, это станет реальным после смерти Путина? Или же Россия продолжит двигаться в том же направлении?

Я не желаю смерти Путину. Потому как уверен, что после его ухода на это место будет назначен подходящий преемник, а система сохранится и будет сама себя беречь. На мой взгляд, ее можно уничтожить путем такой же революции, как была в Украине, или же иностранной интервенцией. Совершить это каким-то эволюционным путем для России невозможно. Система у нас слишком активно себя защищает, поэтому нашей стране невозможно что-либо изменить эволюционным путем.

Вообще мне кажется, что Путин просто назначит себе преемника, который обеспечит ему гарантии безопасности, ну и продолжит гнуть в России ту же линию. Может быть, с небольшими отклонениями.

— А у кого сейчас наибольшие шансы занять его место? Может быть, у Суркова (помощник Путина, — Ред.)?

— Я не думаю, что его место займет Сурков, потому что на самом деле он довольно независимая фигура, которая способна выйти из-под контроля, начать вести собственную игру. Я думаю, что для России это может быть какая-то совсем неожиданная фигура.

Помощник Путина Владислав Сурков

— По некоторым прогнозам это может быть даже Кадыров.

Он вряд ли будет президентом, потому что большинство населения страны его в такой роли не приемлет. Думаю, что он может войти в высшее руководство страны. Например, возглавит силовой блок. Но в России есть определенный уровень национализма. Поэтому, скорее всего, президентом страны будет поставлен представитель титульной нации.

— Недавно в России возбудили уголовное дело против известного художника-акциониста Павленского. Ему хотели «пришить» изнасилование, но он быстро покинул страну. Не боитесь, что и с вами может произойти нечто подобное?

— В нашей стране может произойти все что угодно. Я уже, на самом деле, ничего не боюсь, что возбудят, то и возбудят. Я тоже думаю, что это была провокация с Павленским. Власти нашли его слабые стороны и воздействовали на них. Вот и все.

— Если, не дай Бог, такое случится, то что будете делать? Останетесь в России или передете в другую страну?

— Я постараюсь остаться в России. На 100% я гарантировать ничего не могу, но сделаю все возможное, чтобы оставаться в России и здесь продолжать борьбу. После того, как я съездил в Украину, я еще раз убедился, что борьбу нужно продолжать в своей стране, из-за рубежа что-то сделать очень сложно.

Вторую часть интервью с российским активистом Романом Рословцевым читайте на «Обозревателе» в ближайшие дни.

Let’s block ads! (Why?)

 
 
 
Главные новости